Первая полоса

Промывка мозгов от Mind Scanners | StopGame

В играх-антиутопиях одно из главных действующих лиц — безжалостное тоталитарное государство. Это разнообразный по жанрам, хотя и не очень густонаселённый раздел игр. За последние 10 лет в нём отметились Papers, Please, Beholder, We Happy Few, Frostpunk, The Shrouded Isle и другие. Сегодня я бы хотел поговорить о Mind Scanners. И поскольку обзор уже есть, предлагаю короткий текст про идеи и отсылки как для тех, кто ничего в ней не понял, так и для тех, кто многое ухватил.

Если человек верит, что он — дуб, этого достаточно чтобы признать его больным (insane)?

Не все антиутопии одинаково удачны

Тираны и тоталитарные режимы — общее место во многих видеоиграх. Но нужно различать игры, где есть что-то про тоталитаризм, от игр, в которых жёсткие правила и идеология — принципиальная часть геймплея и игровых решений. Mind Scanners заявляет себя как симулятор психиатра. Действие происходит в мегаполисе Структура, где порядок и эффективность важнее всего. В нём ценят и активно развивают технические новшества, но при этом растёт количество психических аномалий. С ними и должен бороться ваш герой.

Игры часто позволяют нам обыграть гипотетическую ситуацию. Например, представить мир с технологиями, которые легко переступают границы дозволенного. Mind Scanners — плод такого мысленного эксперимента, о чём игра спешит сообщить в нехитром названии. Геймплей легко становится рутиной, ведь, как и в Papers, Please, поставить штамп «Нормален/ненормален» намного проще, чем задуматься о судьбе другого человека.

По идее такая игра должна подтолкнуть к размышлениям, помочь более критично взглянуть на происходящее в обществе. Однако проблема Mind Scanners и почти всех подобных игр — в том, что работать, бороться и страдать нам предлагают в откровенной карикатуре на тоталитарное общество.

Да, стереотипы важны для создания атмосферы или легкого угадывания контекста. Но они же часто глупы и способны испортить впечатление. Mind Scanners стремится передать игроку чувство маленького человека, который на своём месте может либо сопротивляться системе, либо подчиняться ей с почти неизбежными угрызениями совести. Казалось бы, такой опыт не только интересен погружением в детали тоталитарной реальности, но и должен придать вам решимости отстаивать свои принципы.

На деле же стереотип «Тоталитаризм — это что-то плохое» позволяет воспринимать себя как безусловно морального человека. Если они плохие, то я очевидно хороший, даже когда вынужден делать зло. Создать настоящее моральное вовлечение с риском вины — крайне сложная задача.

Аппараты в Mind Scanners действительно странные.

Система с большой буквы

Mind Scanners не даёт предысторию — вы просто узнаёте, что всем управляет организация под названием «Структура» (синоним слова «система»). Остальное очевидно из названия: она контролирует людей и ищет граждан с аномалиями. И чтобы вы ненароком не представили, что ваша задача — выполнять свою работу хорошо, без рефлексии, вводится дополнительный элемент — душещипательная (спойлер: нет) история про дочку, которую забрали и будут изучать в Институте. А дабы вы вдруг не подумали, что это ради её блага, вам сообщают, что увидеться с ней нельзя.

Несложно понять, что «Структура» сразу вызывает ощущение чего-то враждебного к чувствам и эмоциям. Вскоре это обнаруживается и в самой сути вашей работы. Идея авторов проста: у людей есть разные странности: некоторые из них искусственны, некоторые — часть характера или опыта человека. В описаниях и диалогах нам намекают, что одни «заскоки» безобидны (хотя и не нравятся «Структуре»), другие — вредны или опасны для самого человека или его окружения.

Борьба с системой стала общим местом любых контркультурных движений, но истоком были идеи Франкфуртской школы. Например, философы Теодор Адорно и Макс Хоркхаймер в «Диалектике просвещения» прямо утверждали, что путь разума — это попытка подчинить себе природу, в том числе внутренние страсти и чувства. А Герберт Маркузе в «Одномерном человеке» прямо предсказывал тягу любой системы к тоталитаризму и одновременно попытку всех насильно осчастливить.

Ретростиль фильма «Бразилия».

Искореняя аномалии

Mind Scanners своеобразно трактует психологическое исследование и лечение. Геймлпей построен так, что мы должны сводить реплики людей о пятнах Роршаха к стандартизированным оценкам, а затем определять суть странности. Например, нам встретится слишком увлечённая журналистка, которая не может остановиться ни перед чем. Границу между здоровьем и безумием каждый раз придётся искать самим.

Лечение же напоминает механику пыток из других игр (вроде This Is the Police): вам нужно проводить странные манипуляции с разными девайсами, следя за уровнем стресса. Поэтому даже когда излечённый вас благодарит, остаётся сомнение. Словно вы заставили его благодарить вас за то, чего он не хотел. Хотя легко представить игрока, который воспримет себя спасителем. В то же время ряд диалогов получился весьма интересным и даже неожиданным, что вполне похоже на работу пси-специалиста.

Вечная борьба света и тьмы

Наиболее занятно то, что разум в игре подан как сомнительная (где-то маниакальная) тяга к всеобщей полезности и контролю. Это сильно напоминает эффект макдональдизации, при котором из тяги к функциональности вырастают своеобразное безумие разума и дегуманизация человека.

Разум ещё с Античности сравнивают со светом солнца, поэтому Сопротивление в игре носит название Moonrise («Восход луны»). Подобно фильму «Эквилибриум», важный конфликт игры — противопоставление живых чувств и человеческих слабостей требованиям разума. Это позволяет вспомнить Ницше, который различал в культуре аполлоническое и дионисийское начала, и утверждал, что доминирование стремления к разуму и порядку лишает культуру жизни и делает её механистичной, что и произошло с некоторыми вашими пациентами.

Сюжетные детали и ретродизайн в игре, кстати, отсылают не только к Papers, Please, но и к стилистике их общего предка — фильма «Бразилия» Терри Гиллиама (рекомендую). Он был одним из первых, кто создал запоминающийся образ такой эстетики. А само сканирование чем-то напоминает тест Войта-Кампфа из «Бегущего по лезвию». Инструменты лечения заставляют вспомнить фильмы Дэвида Кроненберга (у него даже есть фильм с названием «Сканнеры») и трешовый биопанк.

Тест Войта-Кампфа из «Бегущего по лезвию».

Что же мы узнали о тоталитарной психиатрии?

В игре мы видим много стереотипов о тоталитаризме. Вас никто не слышит наверху, но найдутся сочувствующие люди внизу. Негласные требования к вам и другим героям выглядят бессмысленными, поэтому и нет угрызений совести от нарушения (главное, не попадаться). Как всегда, особенные и инакомыслящие преследуются, а идеология ставит выше разум и технологию, а не что-то естественное, природное. А за словами о благе и заботе о психическом здоровье стоит лишь насильственная нормализация людей. Ну и, наконец, сам мир грустный, грязно-серый, а сочетание желтого, красного и зелёного в интерфейсе повышает психологический дискомфорт, как и несколько утробные звуки.

Итог таков: можно развлечься диалогами и механиками игры, но общий смысл простоват, вторичен, да ещё и учит крайне странному представлению о психотерапии. Безусловно, можно только порадоваться тому, что кто-то из игроков обнаружил ценность личной необычности. Тем, кто это уже давно понял, остаётся ловить лишь отсылочки.

По материалам

Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Кнопка «Наверх»